АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Административная принудительная ликвидация ФНС: успех или полный провал?

2020-10-26 ОЛЕГзакон

Изначально налоговиков не нагружали обязанностями по ликвидации юрлица: они «скромно» отслеживали уплату налогов, могли проводить проверки (как плановые, так и внеплановые), налагали штрафные санкции при выявлении нарушений.

Однако в 2005 году власти существенно видоизменили ситуацию: была проведена реформа для расчистки рынка от «фирм-однодневок». Это означало, что ФНС получило право ликвидации организации во внесудебном порядке в том случае, если деятельность юрлица не осуществлялась по бумагам в течение 12 месяцев.

Как осуществлялась такая ликвидация?

Закон предусмотрел три основных этапа административной принудительной ликвидации юрлица:

1 этап – принимается юридическое решение о необходимости ликвидации конкретного юрлица;

2 этап – размещение данных о планируемой ликвидации в открытом доступе: в «Журнале «Вестник государственной регистрации» и на официальном сайте ФНС России www.nalog.ru.

3 этап – если нет реакции на публикацию материалов, то в этом случае производится исключение недействующего субъекта из ЕГРЮЛ.

Каковы результаты реформы?

  1. Налоговики убеждены, что административная ликвидация – это качественное решение возникшей проблемы. В ФНС ссылаются на количество «нечистых» юридических лиц: только за последние годы их число сократилось почти в 10 раз. В результате в своеобразном реестре «подозрительных субъектов» сейчас находится не более 190 тысяч юриков (раньше – более миллиона).

  2. Практики не так однозначны, оценивая работу налоговой. Они отмечают, что удаление фирмы из ЕГРЮЛ является правом ФНС, а не ее обязанностью. Это означает, что обжаловать действия налоговиков становится еще сложнее для простого юриста.

Это, к слову, доказывает и судебная практика: если некоммерческие организации еще можно «воскресить», доказав, что отсутствие «бумажной» деятельности – это нормально, то коммерческие организации вернуть в реестр крайне сложно. Все это завершается тем, что из реестра убирают такие компании, которые кажутся вполне адекватными, а в это же время «фирмы-однодневки» спокойно существуют, прокачивая деньги.

Успех или провал?

В данном случае ситуацию нельзя оценить как однозначно-негативную или очень позитивную.

ФНС действительно чистит рынок, ставя перед собой благородные цели «устранения однодневок». Однако не совсем понятно: зачем предоставлять госоргану такие жесткие административные полномочия, если можно просто исправить формат регулирования юридических лиц?

Все мы знаем, что конструкция норм, предложенная в ГК РФ в отношении корпоративных субъектов, является своеобразным симбиозом законодательства США и Германии. Взяв все лучшее из зарубежных идей, российский законодатель не предусмотрел лишь одного – такого же жесткого контроля регистрации юридических лиц, который применяется на Западе. В результате мы получаем сумасшедшую ситуацию: как рассказывал профессор Суханов из МГУ, при регистрации некоторых ООО люди вносили в уставной капитал… свои туалетные принадлежности.

Не лучше ли предусмотреть практику контроля тех, кто регистрирует юрлицо? Ввести идею «репутации юрлица»?

Последние изменения в ГК РФ показали, что таких планов в российском руководстве не имеется. Максимальная идея улучшения бизнес-климата – это предложение существенно увеличить количественные показатели уставного капитала.

Говоря про репутацию и контроль юрлиц, не стоит думать, что это обернется жестким администрированием управления: предполагается лишь установление четких и понятных рамок, правил поведения. При понятности законодательства не нужна будет и борьба с «ветряными мельницами», которой сейчас занимается в ФНС.