АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Как власти хотят поменять структуру инвестиционной деятельности в РФ: риски и основные проблемы?

2020-11-13 ОЛЕГзакон

В конце июля 2020 года Федеральный закон, видоизменяющий формат работы рынка ценных бумаг, подписал президент.

Это означает, что с 2022 года субъектов, решивших вложить деньги в высокорисковые активы, поделят на две группы.

Квалифицированные инвесторы («квал») будут иметь право вкладывать средства без каких-либо ограничений, однако защищать их государство не планирует (ответственность предполагается лишь в случае предоставления некачественной информации или явного нарушения обслуживания профессиональными участниками рынка).

Для справки. Для получения статуса квалифицированного инвестора необходимо соответствие ряду условий: работать в организации, которая занимается сделками с ценными бумагами в течение двух лет; владеть финактивами на сумму не менее 6 млн. рублей или совершение сделок за год на эту сумму с определенной периодичностью.

Неквалифицированные инвесторы будут совершать только те сделки, которые соответствуют их социально-правовому статусу. Это означает, что такой инвестор сможет с середины 2022 года приобрести только наименее рискованные бумаги, к коим относятся, например, государственные ценные бумаги РФ, облигации российских компаний, которые имеют высокий кредитный рейтинг и так далее.

Если неквалифицированный инвестор захочет расширить свой функционал, то для получения статуса необходимо сдать специальный тест у обслуживающего брокера. В ЦБ в середине июля сообщали некоторые подробности подготавливаемого тестирования: оно будет состоять из двух блоков, проверяющих как знания (не более 7 вопросов), так и опыт каждого клиента. Если инвестор провалится в тестировании (последнее, к слову, можно будет пересдавать неограниченное число раз), то власти предлагают оставить за субъектом право «последнего слова».

Говоря об инициативе разделения участников биржи на «квалифицированных» и «неквалифицированных», следует отметить, что в научной и практической литературе этот аспект освещался достаточно давно: еще в 2005 году в профильном издании «Экономика и жизнь» вышла статья А. Коржевской, которая призывала, используя позитивный опыт зарубежного европейского законодательства, произвести дифференциацию инвесторов. Результаты такой градации были бы самые благополучные: автор отмечал, что фирмы в итоге смогли бы привлечь не менее 10% инвестиций в основной капитал.

Почему идея ученых и практиков не сработала?

Вероятнее всего, причина в том, что раньше количество неквалифицированных участников рынка было не так велико: граждане предпочитали более-менее стабильный депозитный банковский доход. В 2020 году из-за коронавирусной угрозы ЦБ резко сбросил ключевую ставку до 4,5%, доходность вкладов тоже снизилась (-1,6% к началу году). В результате народ помчался за высокой доходностью на биржу. Если в январе 2020 года количество частных инвесторов на ММВБ было 3,89 млн. человек, то в июне «Ведомости» фиксировали уже 5,4 млн.

Соответственно, опасаясь неблагоприятных социальных последствий от скачков-падений акций, ЦБ решил защитить часть средств, вложенных в рисковые активы: ведь на бирже обращаются не только бумаги «Яндекса» и «Сбербанка», но и иногда маленьких организаций, чья прибыльность вызывает обоснованные вопросы (обычно такие организации предлагают самые высокие дивиденты).

Получится ли у ЦБ реализовать на практике столь сложную дифференциацию?

Пока неизвестно, все дополнительные документы еще в разработке (существуют только проекты актов). Оценить же потенциал регулирования закона пока не удастся: документ, задавая некоторые правила игры, к сожалению, преимущественно носит отсылочный характер. Такая «отсылочность» нормативной правовой базы еще ни разу в России не приводила к позитивным результатам: знаем, с какой скоростью разрабатывают и изменяют разработанные подзаконные акты в Правительстве и других органах власти, каково качество созданных таким путем документов (да и не секрет, что иногда подзаконные акты прямо противоречат законам).

Это первая проблема.

Вторая. Конструкция закона такова, что есть вероятность развития следующей ситуации: неквалифицированные субъекты, столкнувшись с ограничением возможностей и тестированием, решат прекратить работу на бирже. Куда они понесут деньги в таком случае? Известно куда – под подушку домой (или к иностранному брокеру). Не получится ли, что благое начинание в результате приведет к оттоку денежных средств, падению инвестиционной привлекательности российских компаний?

Думается, что вместо конструирования нового института, который успешно функционировал бы только при стабильной финансово-экономической системе, ЦБ мог бы урегулировать сложившуюся ситуацию намного проще:

- в закон внести понятие «информирование населения о рисках при вложении средств через брокеров»;

- среди граждан провести более активную разъяснительную работу по вопросам инвестирования в те или иные активы.