АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Почему внесудебное банкротство не работает.

2020-12-28 ОЛЕГзакон

В 2015 году в Федеральный закон «О несостоятельно (банкротстве)» были внесены изменения. Они предусматривали возможность судебной реструктуризации долгов физического лица в случае отсутствия необходимого объема имущества для удовлетворения интересов кредиторов.

За пять прошедших лет эксперты-правоприменители не раз, оценив предлагаемый вариант освобождения от долгов, указывали на недостатки нормативного акта:

• во-первых, средняя продолжительность всех процедур – более 400 дней (196 дней отводится на реструктуризацию, 279 дней – на реализацию имущества);

• во-вторых, стоимость (работа управляющего плюс размещение объявления в газете «Ъ») вылетает в копеечку: среднее обанкрочивание оценивается в 150-350 тысяч рублей;

• в-третьих, есть проблемы с удовлетворением интересов кредиторов в случае отсутствия имущества у должников.

В 2019 году законодатели, проанализировав правоприменение, в пояснительной записке к новому законопроекту заявили о том, что судебное рассмотрение дел о банкротстве «является трудоемким, малоэффективным и дорогостоящим», для качественного преломления ситуации необходимо предусмотреть институт более быстрого внесудебного банкротства. Предложенная идея долго дорабатывалась в недрах Госдумы: закон, регламентирующий новую процедуру, был принят только в середине 2020 года.

Что он предусматривал? Внесудебка предполагала, что граждане, имеющие задолженность от 50 до 500 тысяч рублей, могут бесплатно обанкротиться с 1 сентября 2020 года через МФЦ.

Для реализации предоставленной возможности необходимо иметь исполнительное производство, которое было окончено в связи с возвращением исполнительного документа взыскателю из-за отсутствия у него имущества. Если человек соответствует всем вышеуказанным параметрам, то его внесут в специальный реестр, а потом, через 6 месяцев, вся процедура завершится, человеку спишут все долги.

Эксперты в интервью «Гаранту» и «Право.ру», анализируя созданный нормативный правовой акт, однозначно подчеркивали, что недостаточная четкость законодательных норм может привести к неблагоприятным последствиям для кредиторов, которые не могут эффективно контролировать / выявлять возможные злоупотребления должника с имуществом.

Однако страхи правоведов оказались напрасны: предложенная властями идея, которая первоначально позиционировалась как реальное спасение в период пандемии, не сработала. «Известия» пишут, что с начала сентября 2020 года граждане подали в многофункциональные центры более 5 тысяч заявлений на упрощенку, однако долг без суда списали лишь в 1400 случаях. Во всех остальных ситуациях заявления вернули обратно.

Почему это произошло?

На количество удовлетворенных заявок, отмечают аналитики, прямо влияет императивное условие закона «об оконченности исполнительного производства». Учитывая тот факт, что исполнительное производство в РФ может тянуться годами (член АЮР Ольга Эттлер в интервью нескольким изданиям рассказывала, что средняя продолжительность исполнения – 2 года), не стоит ждать большого объема удовлетворенных внесудебных банкротств.

Решить эту проблемы возможно, но для этого необходимо сначала отреформировать службу судебных приставов и законодательство о персональных данных, предусмотрев:

  1. Желательно создать единый цифровой «бульон», в котором будут представлена вся информация о гражданине. Однако такой проект сложно формировать без надлежащей защиты персональных данных: любое должностное лицо, получив доступ к ПД, сможет теоретически и практически использовать сведения ради достижения собственных целей. Поэтому необходимо установить жесткую ответственность для должностных лиц, предусматривающую санкции к тем субъектам, которые используют ПД во вред гражданам.

  2. Изменение подходов к приему на работу в ФССП. Ряд историков-правоведов ранее неоднократно предлагали в этом вопросе ориентироваться на опыт 1864 года, когда в Российской империи была произведена судебная реформа Александра II (к судебным приставам тогда предъявлялись образовательный и имущественный цензы). Однако предложения экспертов услышаны не были, так как для реализации подобных начинаний в современной России требуется, конечно, для начала установить рыночные зарплаты внутри ФССП.

  3. Законодателям следует использовать более активно позитивный опыт зарубежных стран. Например, в Канаде действует следующее правило, заслуживающее самого пристального внимания: есть прямая зависимость стоимости банкротства от доходов и активов, получаемых семьей должника за определенный период времени. Это предусматривает большую вариативность в принятии решений.