АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Сравнительный анализ: как поддерживали правовыми методами российский и зарубежный бизнес в период пандемии?

2021-01-08 ОЛЕГзакон

Пандемия коронавируса, внезапно начавшаяся в 2020 году, привела к модификации законодательства: власти государств, затронутых инфекционным заболеванием, были вынуждены принимать специальные программы поддержки бизнес-сообщества.

Как Европа и США поддерживали предпринимателей .

1. В практически всех демократических странах законом вводится режим ЧС. Параллельно выделяются дополнительные средства-субсидии на поддержку МСП и граждан.

Это предполагает:

•внедрение льготного кредитования (как пример: в Германии кредитуют малые предприятия с количеством работников менее 10 человек);

•отсрочку уплаты основных платежей в бюджет;

•безвозмездную финансовую помощь при необходимости (во Франции весной 2020 года каждое микропредприятие могло претендовать на получение 1,5 тыс евро);

•компенсацию оборота (в Австрии правительство осенью 2020 года пообещало возместить до 80% оборота);

•отмену штрафов за просрочки поставок в рамках программы госзакупок;

•субсидирование зарплат.

2. При ухудшении ситуации власти дополнительно снижают налоги для тех секторов экономики, которые получили наибольший убыток; оказывают прямую финансовую помощь пострадавшим отраслям.

Результаты работы исполнительной власти:

• с экономической точки зрения ситуация не улучшилась, долговая нагрузка на бюджеты развитых и развивающих стран увеличилась на несколько десятков процентов, однако население и МСП не чувствовало себя за бортом государственной поддержки;

• с правовой точки зрения – ускорение процедуры принятия пакетов экономической помощи нередко приводило к уменьшению роли парламентов при обсуждении наиболее значимых законопроектов. К слову, законодательные органы вообще в последнее время теряют свое значение, они, делегировав основной объем полномочий исполнителям, не могут полноценно отслеживать ситуацию, корректировать поведение правительств.

Практика оказания помощи бизнесу в России .

1. Как такового режима ЧС или ЧП в России введено не было: с марта 2020 года сохраняется режим повышенной готовности.

Что это означает с правовой точки зрения?

РПГ (если судить по нормативным актам и по этимологии слова) изначально предполагает мобилизацию всех имеющихся средств и сил для преодоления возникающих в будущем негативных эпидемиологических или иных стрессовых ситуаций. Однако из-за коронавируса понятие РПГ трансформировалось: оно стало рассматриваться как синоним режима ЧС, но без столь же серьезной финансовой поддержки всех страждущих.

2. Объемы правовой помощи бизнесу в РФ таковы:

•выездные проверочные мероприятия основных контролирующих органов отменили;

•предусмотрели различные кредитные программы (для стратегических отраслей и для поддержки занятости);

•реструктуризировали часть кредитов для бизнеса;

•взыскание некоторых налоговых платежей отсрочили (как указывается на сайте Правительства: произведено продление сроков уплаты налогов до 6 месяцев, отсрочки по уплате до 1 года, рассрочка до 3 лет);

•ввели мораторий на банкротство для системообразующих предприятий и пострадавших отраслей (полный список мер обозначен на сайте Правительства РФ).

Успешно ли реализуются эти пункты программы?

Экономисты и правоведы считают, что не все антикоронавирусные экономические меры успешно работают, часть из них тормозится на уровне банков или отдельных ведомств.

Как пример: малый и средний бизнес в середине 2020 года жаловался на то, что реструктуризация задолженности осуществляется формально (из 2,76 млн обращений банки удовлетворили лишь 1,66 млн на сумму 750 млрд рублей).

Почему практика помощи в РФ и на западе различна?

Тут надо понимать структуру экономики. В зарубежных странах основа роста – высококонкурирующий малый и средний бизнес, который является основным работодателем и стимулятором роста ВВП. Гибель нескольких десятков предприятий автоматически означает рост безработицы и ухудшение социального климата.

В РФ ситуация абсолютно другая: МСП существует только в качестве низового (нишевого) объекта, способного удовлетворять интересы субъектов в минимальном объеме. Большого интереса для государства МСП не представляет (его доля в 2018 году оценивалась в 20%, то есть в 19 трлн рублей), так как основой развития становятся «крупные бизнес-акулы»: «нефтянка», обрабатывающая промышленность, а также экосистемы, выстраиваемые вокруг банков и IT-сектора.

Что будет дальше с МСП в России

Сектор МСП будет с течением времени все больше сужаться, уступая наиболее крупным (и сильным) игрокам-монополистам (с государственным участием). Все это приведет к нескольким тенденциям: во-первых, снизится качество предоставления услуг гражданам; во-вторых, не просматривается серьезных драйверов для будущего роста экономики.