АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Паланы ФНС на 2021 год или о чем рассказал замруководителя ФНС.

2021-03-12 ОЛЕГналоги

3 марта на Всероссийском весеннем деловом онлайн-конгрессе для бухгалтеров и руководителей 2021 заместитель руководителя ФНС России Егоричев А.В. озвучил задачу налоговых органов на 2021 год - борьба с лицами, оказывающими услуги по предоставлению недостоверных документов, в том числе счетов-фактур, без совершения отражаемых в них реальных фактов хозяйственной жизни, а также сдающих фиктивную отчётность.

Как это было.

Итак, Егоричев А.В. рассказал о том, что в настоящий момент работа ФНС по администрированию НДС с использованием системы АСК НДС-2 связана не с бухгалтерами, а с мошенническими схемами, с фродовыми компаниями и жуликами, которые предоставляют услуги по минимизации налогообложения, либо минимизируют самостоятельно этот объем.

На сегодняшний день основной объем налогового разрыва, который фиксирует система АСК НДС-2 составляет порядка 0,4-0,5 % от всего НДС оборота - это несколько сот миллиардов в квартал, которые падают на отработку в процессе камеральной проверки. В дальнейшем, если срока проверки не хватило, это уходит на контрольно-аналитическое подразделение с последующим проверочным анализом и возможным назначением выездной налоговой проверки.

Напомним, что налоговый разрыв – это разница между сумой налогов, которые теоретически должны быть уплачены налогоплательщиком (налогоплательщиками), и суммой фактически уплаченных налогов.

К слову, в 2015 году, когда ФНС только начала фиксировать налоговый разрыв, его объем составлял 8% - это более триллиона за 1 квартал.

Егоричев А.В. отметил, что фродовый бизнес, мошеннические схемы и лица, которые работают на незаконную минимизацию и предоставляют такие услуги, подстраиваются под порядок администрирования и под бизнес процессы ФНС более оперативно, чем ФНС начинает их обрабатывать. То есть они прекрасно знают не только процедуры, зарегистрированные в НК РФ, но и хорошо себе представляют внутренние регламентные процедуры, которые регулируются адресными письмами и соответственно выстраивают свою манеру поведения, исходя из тех обстоятельств, на которые ФНС уделяет внимание в соответствующий момент времени.

Так происходит потому, что помимо того, что налоговикам необходимо выстроить бизнес-процесс противодействия, еще необходимо его и законодательно закрепить. Поэтому фискалы находятся в более длительном периоде реагирования, чем появляется тот или иной элемент по минимизации налогообложения по НДС.

Замруководителя ФНС привел пример: уже с 2015 года, когда ФНС начала фиксацию разрыва, сразу же все поняли, что ставить фирмы-однодневки, которые не отчитывались – это сразу попадание в систему маркеров идентификации налогового разрыва в системе АСК НДС-2, поэтому лучше поставить налогоплательщика, который вроде, отражает исчисление НДС, но при этом не связан с физической уплатой налога – получается фиктивная задолженность. Таких элементов стало появляться больше: дробление; использование различных кодов видов операций, которые напрямую не сопоставляются с контрагентом; подача постоянных уточненных налоговых деклараций с нарушенными контрольными соотношениями и так далее.

И таких подходов, которые напрямую не фиксировали налоговый разрыв, но тем не менее, сами по себе съедали срок, отведенный, как минимум, на камеральную проверку, стало много. Тем самым сделан более безопасный процесс администрирования для последующих выгодоприобретателей, которые стояли в дальнейшем по цепочке.

Реальность такова, что спрос на предоставление услуг по минимизации налогообложения есть на рынке по различным экономическим причинам, в том числе в связи со сложившейся ситуацией с пандемией, а, значит, есть и предложение.

В данный момент ФНС работает не с конкретными выгодоприобретателями, а с необходимостью локализации площадок, предоставляющих фиктивные налоговые вычеты — это связано как с фиктивным исключительно бумажным документооборотом, так с движением денежных средств, что является важным моментом.

В том случае, если это связано с движением денежных средств, у налоговой службы есть механизмы воздействия, в том числе дополнительный инструментарий с точки зрения выписок банка, которые подгружаются в систему для того, чтобы более точно и правильно определять какими способами и кто произвел оптимизацию. При этом в отношении использования площадок, где есть движение денежных средств, предусмотрена уголовная ответственность по ст. 172, 187 УК РФ.

Немного сложнее с площадками, которые предоставляют исключительно фиктивный документооборот, и денежные средства уходят в другую сторону, то есть такая площадка существует для того, чтобы отдалить налоговой разрыв от реальной оптимизации.

Это связано с тем, что люди предоставляют услуги и рисков как таковых не несут, потому что ответственность в случае предъявления претензий со стороны государства, налоговой и правоохранительных органов ложится как раз на плечи тех, кто обратился за подобной услугой. Пользователей таких услуг признают выгодоприобретателями и бенефициарами, и, соответственно, в их отношении фиксируется факт неуплаты налогов.

В связи с этим, в 2021 году налоговики хотят внести изменения в УК РФ, а именно проработать и внести новую статью «налоговое мошенничество», чтобы было основание привлекать людей, предоставляющих услуги по оптимизации на рынке не только к административным и налоговым штрафам и ответственности, но и преследовать их по уголовному законодательству.

Таким образом, Егоричев А.В. обозначил 2021 годом «работы с площадками по оптимизации налогообложения».

В планах:

  1. Уменьшить субъектные схемы. В связи с тем, что площадь страны очень обширная, выгодоприобретатель, транзитные звенья, компании, формирующие налоговый разрыв, могут находиться не то, что в разных территориальных налоговых органах, они могут быть в разных субъектах РФ. Необходимо выстроить единый сквозной бизнес-процесс логистики по взаимодействию как правоохранительных органов, так и налоговых из различных подразделений не только внутри одного субъекта, а даже межсубъектного.

  2. Произвести автоматизацию программных средств ФНС, которые позволили бы локализовать по единым идентификационным признакам периметр площадок. Речь идет не только об IP-адресах и общем учредительстве/руководстве заявителей при регистрации. Сейчас у налоговиков есть намного больше объединяющих идентификационных данных по компаниям, по которым можно определить периметр лиц, участвующих или обслуживающих какую-то конкретную площадку по предоставлению услуг минимизации. В этом году планируется зарегламентировать это и произвести автоматизацию.

  3. Выйти на сотрудничество с правоохранительными органами и предложить им:

 разработать порядок взаимодействия и привлечения их к проведению проверок, а также к привлечению лиц, предоставляющих услуги минимизации к ответственности;

 разработать и внести в УК РФ статью «налоговое мошенничество».