АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Добровольный запрет кредитов для себя: почему эта законодательная идея позитивна в государстве, где каждый может незаконно оформить заем на другого?

2021-05-22 ОЛЕГзакон

Власти решили предусмотреть право граждан на запрет кредитов для самих себя. Почему возникла потребность создавать дополнительные защитные механизмы?

11 мая стало известно, что депутаты Государственной думы и участники финансового рынка разрабатывают законопроект, предусматривающий установление добровольного одностороннего запрета на кредиты. Как пояснил РБК разработчик инициативы Антон Гетта, если документ вступит в силу, то любой гражданин через Госуслуги или банк сможет запретить самому себе брать заемные средства в любых кредитных организациях. Причиной разработки нормативного акта, отмечают в парламенте, стало увеличение количества случаев, когда мошенники не просто стали похищать средства со счетов, но и брать займы на граждан от их же имени. При этом крайне сложно доказать, что добросовестный гражданин не обращался за деньгами: судя по правоприменительной практике, третья ветвь власти считает, что если гражданин сам и без принуждения ввел поступивший от банка смс-код (квалифицируется как простая электронная подпись) или передал информацию третьим лицам, то винить следует лишь себя. Не лучше ситуация и в сфере микрофинансовых организаций…

Разберемся, почему все это происходит?

  1. С главной проблемой – утечкой персональных данных из разных источников – в РФ пока практически не борются. Мошенники соединяют (агрегируют) разные базы данных, получая комплексный психолого-финансовый портрет субъекта. Зная о количестве денег на счетах, правонарушители, применяя социальную инженерию, используют самый проверенный способ воздействия на контрагента – страх потерять накопленное.

По идее, конечно, банки и иные заинтересованные контролирующие субъекты должны противостоять попыткам кражи персональных данных, однако этого не происходит по нескольким причинам:

- виновниками утечек чаще всего выступают сами сотрудники;

- штрафная политика Роскомнадзора не только минимальна (по сравнению с аналогичными действиями зарубежных регуляторов), но и практически не распространяется на финансовый сектор: в 2020 году, например, выписали по всей стране только 4 штрафа на сумму 510,5 тысяч рублей (список правонарушителей поражает воображение: коллекторское агентство Новосибирской области, служба взыскания, центр немецкого языка и центральная районная больница одного из городов).

- случаи привлечения лиц к уголовной ответственности можно пересчитать по пальцам.

Кроме того, фиксируется нежелание государства администрировать финансовую сферу, создавая единые базы данных для участников рынка. Власти самоустраняются от наиболее резонансных и проблемных вопросов: установив основы регулирования сферы IT-технологий, остальные аспекты автоматически «сбрасываются» на счет физических и юридических лиц, которые, по разумению чиновников, должны сами действовать максимально добросовестно.

  1. Отсутствует грамотное правовое регулирование деятельности МФО: получить кредит там можно даже в онлайн-режиме (когда достаточно ввести существующие паспортные данные и номер телефона). Что делают мошенники? Они подделывают внешность, вводят реальные идентификационные данные субъекта и свой номер телефона… В результате средства поступают на фальшивый аккаунт, а деньги потом истребуются у настоящего владельца паспорта коллекторами.

Почему запрет на получение кредита позитивен?

В сложившейся обстановке невозможности защиты своих интересов через государственные органы – такое правомочие, предоставленное всем и каждому, является крайне важным: если мошенники не доберутся до Госуслуг (взломав пароль от этого сервиса), то случаев кражи денежных средств перед выборами станет явно меньше.

С другой стороны – конечно, через некоторое время и эта методика защиты людей устареет: правонарушители, как отмечают неоднократно в МВД, постоянно модифицируются, усиливая свои возможности. Отсутствие комплексного правового регулирования с минимальной правоприменительной практикой создает многочисленные риски разного профиля.