АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Почему правоохранители не принимают большинство заявлений о преступлениях?

2021-08-16 Максимжизнь

Ежегодно граждане информируют полицию о 25-35 миллионах преступлений. Из них регистрируются и расследуются в лучшем случае около 2 миллионов. В чем причина такого разрыва? И есть ли вероятность обнаружения преступника даже при возбуждении дела?

Ежегодно граждане сообщают в полицию о 25-35 миллионах преступлений. Из них регистрируется в лучшем случае 1,5-2 млн. Все остальные сообщения «отбиваются» ответами об отсутствии состава преступления или неустановленном субъекте-правонарушителе. По мнению экспертов, правоохранители берут расследование только в том случае, если могут установить без излишних проблем и запросов причинную связь между действием и общественно-опасными последствиями.

В 2020 году полиция официально зарегистрировала 2 млн 44 тысячи преступлений: рост показателей отмечен в 50 субъектах федерации, снижение – в 35. При этом всего в органы правопорядка поступило более 33 млн. заявлений о преступлениях и административных правонарушениях, по каждому пятому сообщению (18,5%) принято решение о возбуждении уголовного дела.

Анализируя ведомственную статистику за 2010-2019 гг., мы видим схожую корреляцию: количество обратившихся за помощью в десятки раз больше официальной регистрации.

Каковы причины сформировавшегося социального явления?

Эксперты из Института проблем правоприменения ЕУ СПб еще в 2017 году дали ответ на этот вопрос: основной детерминантой становятся неверные критерии оценки работы правоохранительных органов. Хотя «палочная система» и была отменена в полиции, однако фактически она никуда не ушла: органы правопорядка продолжают ориентироваться на количество выявленных, а также успешно расследованных преступлений. Это означает, что, например, слишком сложные дела (с неясной причинно-следственной связью, необходимостью дополнительных запросов) переквалифицируются и отсеиваются. В это же время «простое дело» нередко видоизменяется: состав преступления становится более тяжелым (например, завышается ущерб, который был причинен преступными действиями).

При этом, отмечают эксперты, при подобных манипуляциях правоохранителям приходится балансировать интересы разных субъектов: отдел полиции, например, требует высоких показателей общей раскрываемости, оперативники – тяжких и особо тяжких, следователь – дел, которые успешно направляются в суд.

«Компромиссом между интересами ведомства и отдельных сотрудников становится сокращение количества зарегистрированных и нераскрытых преступлений», - отмечают специалисты ЕУ СПб.

Все ли согласны с такой точкой зрения?

Ряд исследователей-криминологов, опровергая выводы экспертов из Северной столицы, заявляют, что авторы не совсем понимают схему работы правоохранителей: «В … публикациях и выступлениях отсутствует знание … и компетентный анализ криминологической обстановки, зато присутствует стремление выполнить неолиберальный заказ…»

Ученые, выступающие против позиции Европейского университета, говорят больше не о том, что правоохранительные органы не регистрируют сообщения о преступлениях, а о том, что они не раскрывают: по данным ЕГС «Сведения о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлениях», статистическое множество нераскрытых дел на начало 2006 года – почти 14 миллионов, 2009 года – 17,7 млн., 2011 – 18 млн., 2016 года – 10,1 млн. (итоговая раскрываемость за один 2016 год оценивается в 9,7%).

А что сейчас?

По официальным данным МВД России и Генпрокуратуры, в 2020 году не было раскрыто 963,8 тысяч преступлений, что на 5,3% больше аналогичных показателей 2019 года.

«Из этого количества на тяжкие и особо тяжкие преступления приходится 32,4% (в январе - декабре 2019 года – 26,9%). Остались нераскрытыми 316 убийств и покушений на убийство, 698 фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, 486 тыс. краж, 9,1 тыс. грабежей, 637 разбойных нападений».

Агрегация этих данных - путь к анализу реальной преступности

Объединяя информацию из этих исследований, можно заключить, что:

а) вероятность расследования сообщения о преступлении минимальна (по методике расчета проф. С.М. Иншакова и В.В. Лунеева она оценивается в 6,7%);

б) даже если расследование и будет произведено, то вполне вероятно, что никаких правонарушителей не найдут (вероятность раскрытия в 2017 году – 3,7%).

Пример из практики.

В 2010 году в правоохранительные органы было направлено 23,5 млн. заявлений и сообщений о предполагаемых преступлениях. На основе этих данных зарегистрировали 2,7 млн. преступлений. Выявлено 1,1 млн. лиц, которые совершили преступные деяния. Осуждено 800 тысяч (то есть 3,6% от заявленных и рассчитанных). То есть, если предположить, что все 23 млн. заявлений касались исключительно преступности, то 95% правонарушителей так или иначе избежали уголовной ответственности.

Стоит ли обращаться в полицию в данной ситуации?

Основываясь на требованиях федерального законодательства, конечно, обращение в правоохранительные органы при фиксации факта правонарушений – это правильный и обоснованный путь. Однако вероятность возбуждения дела и его последующего расследования крайне минимальна: для попадания в вышеуказанные два перечня необходимо либо обнаружение тела потерпевшего, либо наличие установленного факта насилия в отношении гражданина.