АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Почему в 95% мера пресечения - это заключение под стражу?

2021-12-08 МАКСИМзаконы

Почти 95% применяемых судом мер пресечения - это заключение под стражу. И либерализация законодательства и правоприменения, провозглашенная Верховным судом РФ, к сожалению, ситуацию не изменяет: если следствие ходатайствует о необходимости судебного ограничения прав, то просьба будет удовлетворена. Эксперты убеждены, что основная причина кроется в боязни правоприменителя «потерять» подозреваемого или обвиняемого.

В 2010-2014 годах власти продекларировали важность смягчения норм уголовного законодательства в целях постепенного сокращения количества осужденных и заключенных под стражу. Государство думало, что успешная реализация подобной программы приведет к следующим позитивным последствиям: во-первых, сократятся бюджетные затраты на систему содержания данных лиц; во-вторых, уменьшится вероятность совершения повторных (рецидивных) преступлений.

Однако через 6 лет исследователи заключают, что либерализация не удалась. Разберемся в причинно-следственных связях произошедшего.

Провал идеи смягчения кроется в конфигурации политики расследователей.

Форматы функционирования отечественных правоохранителей за последние несколько десятилетий не претерпели существенных изменений.

Если совершено преступление, то для квалификации деяния необходимо собрать сведения, в которых должны быть определены:

- объект (на что покушаются?),

- субъект (кто покушается?),

- субъективная сторона (есть ли умысел или неосторожность в деянии?);

- объективная сторона (как осуществлялось правонарушение? каковы последствия?).

Так как большинство общественно-опасных деяний являются неочевидными (изначально следователь не знает ничего о том, кто совершил преступление), то для выстраивания доказательственной базы в рамках расследования необходимо получить дополнительные материалы. Общая сложность запроса и анализа подобных данных приводит к тому, что правоохранителям легче и проще регистрировать только те деяния, которые обладают признаком очевидности.

- Чтобы облегчить результат по формированию отчетов о проделанной работе, в «органах» нередко стараются зарегистрировать и расследовать только так называемые «простые» случаи, где очевидно и практически изначально понятно, кто виновник. Например, задержанный на месте кражи вор. Или тот, кто при свидетелях ударил ножом в бытовой ссоре собутыльника. Или же гражданин в нетрезвом состоянии, оставшийся с ножом в руке на месте преступления, - указывает адвокат Добиков из Челябинской области (цитата приводится по статье: Добиков К. «Палки» в колесах правосудия.

Вполне очевидно, что в это же время если дело слишком запутано или сложно (но не расследовать его невозможно, так как общественная опасность совершенного деяния подтверждена, а доказательств не хватает), то в таком случае ЧП может быть переведено в разряд «глухарей» или «висяков».

Таким образом, если преступление совершено в условиях очевидности (и со стопроцентной вероятностью дойдет до суда), то задачами следствия становится: во-первых, не «потерять» обнаруженного подозреваемого или обвиняемого; во-вторых, набрать дополнительные материалы для доказывания в суде (таковыми считаются, например, материалы допросов, очных ставок и многое другое).

Для достижения поставленной цели правоохранители используют наиболее часто меру пресечения в виде заключения под стражу.

Как мотивируется эта просьба перед судом?

Считается, что под стражу можно поместить человека в случае:

- если преступление, в котором его подозревают или обвиняют, считается тяжким или особо тяжким;

- если у него есть хотя бы один или несколько подтвержденных негативных факторов, характеризующих его (асоциальный образ жизни, судимость, отсутствие постоянного места жительства или семьи).

Что еще отягчает правовое положение субъекта?

Кроме вышеуказанных фактов, ухудшающих правовое положение гражданина, в судебной практике есть и иные обстоятельства, которые рассматриваются судом со знаком «минус» при изучении вопроса о применении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Таковыми считаются:

- наличие заграничного паспорта (это толкуется примерно так: гражданин может в любой момент скрыться от следствия за пределами РФ, что в дальнейшем воспрепятствует грамотному проведению необходимых мероприятий);

- есть родственники за пределами РФ.

Почему сложно опротестовать меру пресечения в виде заключения под стражу в вышестоящем суде?

Считается, что следствие, обнаружив потенциального или реального правонарушителя, в большинстве случаев действует правильно: лучше предупредить неблагоприятные последствия (побег субъекта или неблаговидные действия, влияющие на свидетелей), чем потом их пытаться исправить.

Поэтому все протесты защиты, указывающей на неудовлетворительное состояние здоровья гражданина, невозможность побега из страны из-за возраста или болезней, не принимаются во внимание.

Случай из практики (Апелляционное постановление № 22-1611/2020 22К-1611/2020 от 25 июня 2020 г. по делу № ВЫД.МАТ.ИЗУ/Д1-46/2020).

Т. помещена под стражу, так как подозревалась в совершении особо тяжкого преступления, за которое предусмотрена санкция в виде трех лет лишения свободы. Защита просила отменить меру пресечения, так как здоровье гражданина подорвано нахождением в СИЗО. Суд отказал: за 15 месяцев в следственном изоляторе, указали правоприменители, не отпали основания для назначения и продления содержания, а характеризующие ее личность данные, не изменились.

Можно ли опротестовать сроки заключения под стражу, ссылаясь на то, что следствие не проводит необходимых оперативных мероприятий?

Нередко правоохранители, заключая гражданина под стражу, буквально забывают о нем на несколько месяцев: следственные действия не производятся, вызовы не осуществляются, но в суд стабильно поступают ходатайства о продлении меры пресечения для продолжения непроводящихся следственных действий.

Возникает вопрос: законна ли такая ситуация? С точки зрения теории права – нет, но правоприменители считают однозначно, что нарушений в затягивании процесса не имеется: если документы, подтверждающие следственные действия, оформлены надлежащим образом, в деле много свидетелей или эпизодов, то продление срока содержания под стражей не имеет ничего критичного.

И сколько человек может находиться под стражей?

Pravo.ru, анализируя ситуацию, заявляет, что практически никаких рамок у правоприменителя нет:

- можно затянуть сроки при ознакомлении с материалами дела (бывший следователь МВД Фархад Тимошин в 2019 году рассказывал об этом так: «Есть пару томов, которые дают читать по 50–100 страниц в день. А за это время доделывается и дошивается всё остальное задними числами»);

- если кейс передан в суд (или возвращен прокурору), то сроки содержания под стражей начинают исчисляться заново. Таким образом, можно продлевать арест обвиняемому даже в том случае, если субъект просидел в изоляторе больше 18 месяцев. «Из-за подобного регулирования житель Московской области Сергей Махин провёл под арестом более пяти лет: его дело суд дважды возвращал в прокуратуру. Обвиняемый обжаловал в Конституционном суде нормы УПК, которые позволяют держать арестанта в СИЗО неограниченное количество времени. Но КС признал подобное регулирование правомерным, указав лишь на необходимость исправлять все ошибки следствия в разумные сроки».