АнтиФинРазведка

Самый честный блог о финансовой системе Российской Федерации

Налоговая оговорка – ловушка для контрагентов и пряник для ФНС.

2021-12-16 ЕВГЕНИЙналоги

Суть налоговой оговорки такова. Есть два участника сделки – заказчик и поставщик. В договор между ними включается пункт, по которому второй возмещает первому весь налоговый ущерб в случае его возникновения. Это происходит, если ФНС предъявит претензии и не осуществит вычеты по НДС, либо потребует доначислить налоги. Данную сумму заказчик и взыскивает с поставщика. Вроде бы приятно переложить финансовые риски на кого-то другого, но на самом деле мы имеем дело с неоднозначным инструментом, где 100%-й бенефициар – только ФНС.

Контрольные органы всячески рекомендуют бизнесу использовать налоговую оговорку. Советы о внесении в договор подобного механизма стали такими настойчивыми, что похожи на прямой приказ. Но в реальности это не палочка-выручалочка и не способ спасения ваших денег. На выходе получаем три итога: компаниям-заказчикам не гарантирован возврат средств; поставщикам оговорка грозит серьезными рисками; реальную выгоду может извлечь только налоговая инспекция.

Очевидно, почему ФНС ратует за оговорку. Прежде всего, ускоряется процесс сбора налогов. Не надо проводить проверок, искать нарушения, собирать доказательства. Бизнес сам доплачивает спорные налоги и надеется потом истребовать убытки с контрагента. При этом процесс взыскания может занять годы.

Можно выделить компании ряда отраслей, которым навязывают оговорку. Это автоперевозки, клининг, поставки продуктов питания – те сферы, которые принуждают к выходу из теневого сектора. Власти с каждым годом все жестче закручивают гайки с целью наращивания денег в бюджет (откуда они в большей степени разворовываются). Для многих предпринимателей самая больная тема – отмена вычетов по НДС. После обнуления они доначисляют и НДС, и налог на прибыль. Хорошо, если еще без штрафов. Основания в отказах от возмещений часто не очевидны. ФНС может обвинить предпринимателя в фиктивном характере сделок, в неосмотрительности при выборе контрагента, часто ставит под сомнение реальный экономический смысл операций и применяет статью 54.1 НК (необоснованная налоговая выгода).

Все поводы по отказу произвести вычет НДС носят спорный характер и у бизнеса есть много логичных аргументов в свою защиту. Однако на практике ФНС выигрывает около 85% налоговых споров в Москве, а в регионах показатель близок к 100%. И это без учета так называемой аналитической работы (легализация налогооблагаемой базы), когда бизнес вынуждают без суда и следствия доплатить очередные поборы. Такой метод позволил собрать в прошлом году 160 млрд рублей. ФНС просто предлагает альтернативу: либо проверка с доначислением, либо добровольная корректировка по НДС и налогу на прибыль и их доплатой. Многие бизнесмены соглашаются на второй вариант, хотя могли бы реально побороться за свои права. Итог: даже в полностью коронавирусном 2020-м году НДС собрали на 200 миллиардов рублей больше, чем в 2019-м.

В итоге сложилась картина, где сначала бизнес загнали в тупик с доначислением НДС, отказом от вычетов, что ведет к убыткам и даже банкротству. А затем предлагают выход в виде налоговой оговорки по принципу «спаси себя за счет других».

Что нужно знать тем заказчикам, кто будет продавливать поставщиков на налоговую оговорку и хочет снять с себя риски? Отдельные, в основном крупные компании, извлекут из этого пользу. Они могут навязывать условия сделок мелким и средним партнерам. Но даже в этом случае механизм не дает финансовых гарантий и 100% взыскания потерь с контрагентов.

Во-первых, у поставщика могут оказаться боле сильные юристы и заказчик не сможет выиграть суд и доказать его вину в доначислении налогов (появлении убытков).

Во-вторых, нет гарантии возврата денег, если заказчик доплачивает НДС и налог на прибыль добровольно. В данном случае поставщик может не возмещать и у него есть шанс выиграть суд по делу. Он ведь юридически прав, ибо ущерб партнера не подпадает под действия оговорки. К тому же ФНС проверок не проводила, ни к чему ни обязывала, декларация заказчиком уточнена добровольно, как и доплата. Инспекторы тем более не признаются, что давили на бизнесмена психологически.

В-третьих, если контрагент – техническая компания с признаками однодневки, то он априори ничего не заплатит, не компенсирует никаких убытков по налогам в рамках оговорки. В случае чего просто сознательно уйдет в банкротство. В дураках окажется именно тот, кто рассчитывал на палочку-выручалочку по рекомендации ФНС. Когда же налоговики видят разрыв в хозяйственной цепочке, то выбирают своеобразную жертву. И в первую очередь обращают внимание на компанию, с которой есть что взять. Поэтому вычеты по НДС обнуляют тем, у кого есть активы и счета. Их и заставят доплатить в бюджет. А техническая компания с чистой совестью проиграет все суды таким жертвам, но сумма претензий по оговорке так и остается на бумаге. Поэтому желающие использовать ее должны проверять своих партнеров, их активы и оборотные средства.

Наконец, четвертый риск – даже при идеальном раскладе заказчик заплатит налоги сразу, а убытки взыщет спустя время, может годы. Получается, что средства могли крутиться в бизнесе, а их вытащили из оборота.

Вывод: налоговую оговорку использовать можно, но грамотно, с предварительной подготовкой. И без иллюзий, что вы мгновенно возместите ущерб от доначислений.